Политическая ситуация


Люди, собирающиеся посетить Израиль, часто обращаются к нам с одним и тем же вопросом: «Стоит ли ехать сейчас, или подождать, пока все успокоится?». Мы не делаем попытки дать объективный анализ событий, происходящих на Ближнем Востоке, а рассматриваем сложившуюся в регионе политическую ситуацию, главным образом, в поисках ответа на этот популярный вопрос.


Сегодня очевидно одно: спор между евреями и арабами о праве владения микроскопической частицей поверхности земного шара со временем превратился в религиозно-культурный конфликт двух цивилизаций и вышел далеко за рамки Ближнего Востока.


Раздел британской подмандатной территории – Палестины – между арабами и евреями, попытка которого была предпринята ООН после Второй мировой войны, мог увенчаться успехом, если бы сосуществовать предстояло двум добрым соседям. Мы не раз убеждались в этом, посещая цветущие киббуцы у подножья Голан: поля, на которых работали мирные крестьяне, при желании легко простреливались сирийскими снайперами, контролирующими высоты. Не трудно представить, как могли себя чувствовать киббуцники в такой ситуации, и как будут себя чувствовать, если захваченные Израилем Голаны вновь вернуться к Сирии.


Обе стороны разделом остались недовольны. Но если евреев не устраивали доставшиеся им территории, то арабы были не согласны с тем, что территории вообще надо делить. И сейчас, через шестьдесят пять лет, этот лейтмотив остается в силе. Израильтяне так или иначе готовы обсуждать различные варианты мирного урегулирования, а лидеры террористической организации ХАМАС, получившие на последних выборах право выступать от имени всех палестинцев, принципиально не согласны с самим фактом существования Израиля и упорно обещают «сбросить его в море».


Первая попытка организовать для евреев морские купания была сделана сразу после принятия ООН решения о разделе Палестины на два государства и продолжилась после провозглашения Израиля, но арабы войну проиграли. В результате, вопреки первоначальному замыслу, территория Палестины была поделена совершенно иначе - между Израилем, Египтом и Иорданией. Причем, часть земель так и не созданного арабского государства оказалась под контролем Израиля, а некоторые «израильские» земли отошли к его арабским соседям. Так сложилась довольно забавная ситуация: по сей день арабы-палестинцы ведут непримиримую борьбу за то, что им готовы были торжественно вручить еще в середине прошлого века.


Из середины прошлого века тянется и другая особенность палестино-израильского противостояния. Поскольку из двух намеченных в Палестине государств по факту состоялось лишь одно, то и воевать ему приходится не с другим государством, а с неопределенным образованием, именуемым «народом Палестины», от имени которого выступают военизированные организации, не оставляющие сомнения в своей террористической направленности. Боевикам этих организаций достаточно спрятать под кровать гранатомет и взять на руки ребенка, чтобы превратиться в «мирное население», воевать с которым аморально. Поэтому израильтяне, неизменно побеждавшие превосходящие силы противника в войнах с соседними арабскими государствами, в вооруженных конфликтах с палестинцами выглядят не убедительно.





На свете немало народов, так или иначе стремящихся к независимости. Уж нам ли не знать об этом! Но обычно конфликты такого рода остаются локальной проблемой тех или иных государств. Арабо-израильским противостоянием уже много лет занимается весь мир. Понятно, что представители влиятельных мировых держав, предлагая свои варианты решения ближневосточной проблемы, исходят не только из естественного желания погасить очаг напряженности и ликвидировать рассадник терроризма, но и из собственных интересов, которые в политике часто видоизменяют представления о справедливости и прочих общечеловеческих ценностях. На одну чашу весов ложится влияние крупного еврейского капитала в странах диаспоры, на другую – зависимость от арабской нефти и поддержка мусульманского электората на ближайших выборах.


Все, включая израильтян, согласны, что независимое государство палестинских арабов, в конце концов, должно состояться. Но как обеспечить его мирное сосуществование с еврейским соседом? Как обезопасить регион от дальнейшей эскалации территориальных притязаний? Как убедить палестинских лидеров признать право Израиля на существование? Ответить на эти вопросы пока никому не удается.


Кроме того, переговоры о создании арабского государства обычно упираются в два неизменных требования, выдвигаемые палестинской стороной: столичный статус Иерусалима и возвращение беженцев.


Проблема беженцев возникает при любых военных катаклизмах. Она же проявляет позиции сторон с точки зрения общечеловеческих ценностей. По данным ООН в ходе войны за независимость захваченные Израилем земли покинули 720 тысяч арабских беженцев. Они рассредоточились на территориях сопредельных арабских же государств (350 тысяч – в Иордании, главным образом, на Западном берегу реки Иордан, 200 тысяч – в Египте, в основном, в секторе Газа, 100 тысяч – в Ливане, 75 тысяч – в Сирии), но почему-то оказались загнанными в лагеря, условия жизни в которых правильнее назвать условиями выживания. Здесь выросло первое поколение будущих террористов.


Надо сказать, что не все арабы покинули пределы государства Израиль. 156 тысяч из них остались на месте, и, заметьте, от этого не пострадали. Даже наоборот: сегодня их интересы представлены в Кнессете, арабский язык является вторым государственным языком, а у израильских арабов, численность которых к 2014 году составила 20,7% населения страны, есть все возможности для национального развития.


Существовал и встречный поток беженцев - из арабских стран в Израиль. Около 800 тысяч проживавших в них евреев покинули свои дома и репатриировались в Израиль после войны за независимость. Таким образом, произошедший обмен оказался, практически, равновеликим, разве что люди, перебравшиеся в Израиль, стали равноправными членами общества, а люди, Израиль покинувшие, оказались в нечеловеческих условиях.


В результате победоносной Шестидневной войны 1967 года места массового проживания палестинских арабов, такие, как сектор Газа и Западный берег реки Иордан, вновь попали под израильскую юрисдикцию. Но такое «возвращение» арабскую сторону не устроило. Палестинские лидеры требуют полноценного возврата всех арабских беженцев в свои дома, а также восстановления их в материальных правах. Учитывая сегодняшнюю численность бывших беженцев, подобная акция может мирным путем положить конец еврейскому государству: евреи превратятся в нем в национальное меньшинство со всеми вытекающими из этого последствиями.


Столь же проблематичным выглядит и второе требование палестинской стороны, которая видит свое будущее государство исключительно со столицей в Иерусалиме. Евреям это условие представляется абсолютно невыполнимым, поскольку Иерусалим для них еще со времен царя Давида и внесения в город Ковчега завета является местом Божественного присутствия и тем Краеугольным камнем, на котором держится не только весь мир, но и вся еврейская государственность.


Обратите внимание: в 1980 году Кнессет принял основной закон, по которому оккупированный израильтянами Восточный Иерусалим официально аннексировался, а объединенный Город объявлялся столицей Израиля. Это решение было твердо отвергнуто не только Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН, но и различными межправительственными организациями. Совбез постановил «не признавать «основной закон» и любые другие действия Израиля, направленные на изменение характера и статуса Иерусалима», и призвал все государства-члены ООН подчиниться этому решению и не учреждать свои дипломатические миссии в Иерусалиме.


Год спустя, на исламской Конференции в Мекке были подчеркнуты «решимость палестинского народа сохранить свое вечное право на священный город Аль-Кудс (таково арабское название Иерусалима) как столицу их родины — Палестины». Участники Конференции «ввиду первостепенного политического, религиозного, культурного и исторического значения Аль-Кудса для всех мусульман» подтвердили «решимость исламских государств освободить Аль-Кудс с тем, чтобы он стал столицей независимого палестинского государства».


Затяжная серия ракетных обстрелов мирных израильских городов летом 2014 года пробила ощутимую брешь в индустрии въездного туризма. Так что решайте сами, стоит ли подождать, пока все успокоиться, или лучше поторопиться с поездкой, пока всерьез не началось…

  • Сравнив эти карты, мы увидим как выглядела Палестина после раздела, предложенного в 1947 году ООН, и какой она стала после войны за Независимость