Отрывки из глав 15 и 23

<…> Нормальные люди вне зависимости от своих партийных пристрастий относятся к смене власти в своей стране достаточно спокойно. Трудно представить себе англичанина-консерватора, собравшегося покинуть Британию из-за прихода к власти лейбористов. Не то израильтянин. Достаточно, чтобы выборы выиграла неугодная партия, и вопль «Я собираю чемоданы!» издается множеством жителей страны. Политическая грызня не затихает ни на минуту, и любой способ годится для того, чтобы навредить сопернику. Если же вы попробуете вопиять, что грызня эта, партийный эгоизм и личные амбиции подтачивают государственные основы, угрожают самому существованию страны, то на вас с одинаковым изумлением и жалостливым презрением уставятся все участники этого безобразия и ровно через секунду опять вопьются друг другу в глотки. Не зря Генри Киссинджер в свое время заметил: «У Израиля нет внешней политики, у него есть только внутренняя».


Моделью государственного мышления израильтян может послужить ежедневно наблюдаемая нами ситуация на дороге. В месте, где нам часто приходится бывать, достаточно большое движение, а дорога тут сужается, и одна из двух идущих навстречу машин должна уступить другой. Должна? Да никогда! Встретившись, водители спокойно меряют друг друга взглядами, взаимно ожидая, чтобы им уступили проезд. Это продолжается несколько минут. За это время с обеих сторон подтягиваются другие автомобили. Начинается жуткий гудеж. Одновременно напрочь закупориваются выходящие на эту улицу переулки. Теперь если кто-то и готов уступить, сделать он этого физически не в состоянии. Поэтому все, что ему остается, – это сообщать сопернику, что он думает о его мыслительных способностях, его родне, и язвительно интересоваться, в какой стране мира выдают права таким идиотам (и тот и другой получили их в Израиле). Пробка – на несколько часов, в то время как при другой (и не только автодорожной) ментальности она бы попросту не возникла. Разумеется, одновременно с проклятиями в адрес друг друга они будут поносить городские власти, правительство, парламент и прочие властные системы (причем часто – справедливо). <…>


<…> В сегодняшнем Израиле продолжает царствовать племенная психология (в соответствии с традиционным библейским текстом – коленная), но теперь это называется секторальной политикой. На выборы устремляются десятки партий и течений – от Движения за легализацию марихуаны до партии таксистов. От партии дискриминируемых мужчин и до движения, ратующего за тотальную отмену налогов. <…>


<…> Итак, после того как все обольют друг друга грязью и вымажут в дерьме, в израильский парламент – кнессет – пройдут от двенадцати до семнадцати партий, часть из которых образует коалицию, то бишь прорвется к власти.


Израильтяне голосуют не за конкретного человека, а за партийный список. Раньше в каждой партии список составляла специальная комиссия, и в него, соответственно, попадали не только особы, приближенные к начальству, но и те, кто, по мнению начальства, был достаточно привлекателен для избирателей. Затем придумали праймериз, когда партийцы свободным голосованием избирали своих представителей, и тут стали проходить те, у кого было больше денег на предвыборную гонку, и те, кому организовали голоса. Естественно, что те, кто сделал голоса, ожидают от тех, кому они организовали теплое почетное местечко, ответных благодарных жестов. Депутат парламента не несет никакой ответственности перед своими избирателями, зато по рукам и ногам связан обязательствами по отношению к тем, кто дал ему возможность носить звание депутата. При такой раскладке нечего удивляться, что люди, желающие и способные послужить стране, практически лишены возможности пробиться в парламент.


В кнессете уже много лет наблюдаются четыре основные группы. Первая – это арабские партии. Все они в равной степени терпеть не могут евреев и Израиль, зато открыто любят террористов из ХАМАС, Хизбаллы и прочих боевых организаций. Блок ортодоксальных религиозных партий озабочен всего двумя вещами: деньгами и торжеством Галахи в одной отдельно взятой стране – изничтожением свинины и прочей подобной нечисти, тотальным недвижением любого транспорта по субботам и т. д.


Остальные еврейские партии, так же как и две тысячи лет тому назад, делятся на два фронта, но на этот раз по отношению не к Риму, а к арабам. Ура-патриоты ревностно кричат: все наше, и ни шагу назад! А либералы в расчете, что большой арабский брат нас полюбит, кричат ровно наоборот.


Как и две тысячи лет тому назад, народ Израиля разделен на секторы, чьи интересы (как, например, интересы религиозных и светских евреев) зачастую противоположны. Как и две тысячи лет назад, каждая группа считает полностью правой себя и только себя. Как и две тысячи лет назад, с презрением и ненавистью относятся к тем, чьи мнение и позиция противоречат их собственным. Как и две тысячи лет назад, не могут и не хотят прийти к согласию, подвинуться и потесниться. И слова мудрецов о том, что именно ненависть и презрение друг к другу явились причиной разрушения Храма, актуальны сегодня так же, как и две тысячи лет назад.

© ООО Турфирма "Цфат" 2002-2011 г.
Все права защищены
Назад