Отрывок из главы 26

Итак, после поражения восстания Бар-Кохбы страна осталась без народа, а народ – без страны. Понимать это надо фигурально, ибо народ все-таки оставался, иначе кого бы потом резали арабы, крестоносцы и тому подобные и кто бы сочинял в Тверии Иерусалимский Талмуд? Итак, народ без страны и страна без народа. Свято место (а это место было исключительно свято), как известно, пусто не бывает. Оно и не было. Сперва тут селились римляне и греки, которые в силу естественных исторических причин постепенно превратились в византийцев. Эти византийцы хорошо поработали на благо отечественного туризма. Из того, что они оставили (точнее – из того, что осталось от того, что они оставили), следует в первую очередь отметить бесчисленные мозаики. Можно подумать, что они ничем больше не занимались, кроме мозаики, но это не так. Свидетельства тому и часть улицы Кардо в Старом городе Иерусалима, плавно перетекающей из римской в византийскую, а затем в крестоносную и, наконец, арабскую, и бесконечные развалины базилик, на которых дальше строили все кому не лень, и прочие руины – практически повсюду, начиная от Авдата и Массады и кончая Суситой (недалеко от киббуца Эйн-Гев) и Хисфином.


Для нашего повествования особо важную роль сыграли две женщины. Первая из них, царица Елена, скорее была римлянка, чем византийка, ибо ее сын император Константин был римским императором. Тем не менее, абсолютно по всему он был чистый византиец, и она, стало быть, тоже. Именно Елена сперва подвигла Константина узаконить христианство, а затем, лично явившись в здешние палестины, принялась маркировать святые места. Ее вклад в дело развития туризма поистине бесценен. Именно она отыскала в Вифлееме пещеру, где родился Иисус. Без нее мы бы до сего дня пребывали в неведении, где именно находится Голгофа (в смысле одна из них) и Гроб Господень. Конечно, это невозможно было сделать без свидетельств очевидцев, главным из которых был, разумеется, еврей. Звали его Иегуда Кириакос, именно при его помощи обнаружили Крест. То, что со времени распятия прошло более трехсот лет, и то, что евреям в Иерусалиме проживать было запрещено, наводит на мысль, что этот Иегуда и был Вечным жидом, но может быть, и не был.


А вторую женщину звали Евдокией, и она уже была чистокровной византийкой и женой императора Феодосия II. Эта сердобольная женщина, даром что неофитка из язычников, разрешила евреям (через почти три века) селиться в Иерусалиме. В результате византийских интриг (и здесь самое время напомнить, что византийцы были коварны, хитроумны, зловредны – во всяком случае, именно такую репутацию они себе исхитрились заработать) она оставила мужа и престол и поселилась в Иерусалиме. Здесь она весьма способствовала развитию городской инфраструктуры и вдобавок ко всему отыскала точное место побиения камнями первого христианского мученика Стефана, где и выстроила церковь, которую в дальнейшем, разумеется, разрушили, и то, что сегодня находится на этом месте (у юго-западного угла стен Старого города напротив Гефсиманского сада и гробницы Святого Семейства), – не стоит упоминания. Византийцы также построили в Иерусалиме огромнейшую – больше Святой Софии – церковь Неа, но ее, несмотря на размеры (а может быть, благодаря им), тоже разрушили, и все, что от нее раскопано, находится под землей. Как это выглядит, мы не помним, потому что были там первый и последний раз лет тридцать тому назад. Так что ходить туда или нет – дело исключительно личных предпочтений читателя. Кстати, именно при византийцах святые мощи начали бурным потоком низвергаться из Иерусалима в Европу. Мы это к тому, что с тех времен Иерусалим становится одной из столиц индустрии подделок. Дело это увлекательное, живое и прибыльное. Поверьте, мы знаем, о чем говорим. <…>


<…> Итак, византийцы бурно колонизировали страну; что же касается туземцев, сиречь евреев, то их они держали в сильной строгости, особенно император Юстиниан. Мало ему было разрушать синагоги и издавать антисемитские законы, он даже иврит запретил – как язык и вообще. Послабления случились при Юлиане, который, будучи отступником, к евреям относился хорошо и даже хотел восстановить Храм – ему как язычнику еврейский Бог был милее христианского. Но этому помешали разные обстоятельства, главным из которых было то, что он умер. Кроме того, все это было лет за двести до Юстиниана.


Через полвека после упокоения деятельного Юстиниана страну при активной помощи евреев завоевали персы, но ненадолго. После длительных потасовок: византийцев с персами, византийцев с арабами, арабов с персами – окончательно пришли арабы, которым опять же помогли евреи, обидевшись на то, что персы их сперва побаловали передачей Иерусалима, но через три года вернули его под власть христиан.


Затем византийцы бежали насовсем, унеся с собой Крест Господень. <…>

© ООО Турфирма "Цфат" 2002-2011 г.
Все права защищены
Назад