Маме и папе, которых я привела на эту Землю. Мужу, которого я встретила на этой Земле. И дочке, которую я родила на этой Земле.


Марина Фельдман-Меагер

 

ОТ АВТОРА

Итак, пришло время расставания. Мы много лет были вместе. Было время, когда все решала я, затем между нами возник диалог, а потом у нее появилась своя логика, и мне с этим пришлось считаться.


Ее силу я почувствовала в нелегкие дни, когда я не могла обойтись без нее: тяготы переживались быстрее и легче оттого, что мы были вместе.


Теперь она уходит от меня, и у нее будет своя жизнь. Жизнь книги. Моей книги.


Я не знаю, как определить ее жанр. Назвать ее только путеводителем нельзя: путеводитель обычно суше. Сказать, что это историко-археологические очерки, тоже неверно: они, как правило, более научны. Что же это?


Это книга о Земле Израиля. Особенности этой Земли диктовали особенности книги.


Для Земли Израиля, занимающей так мало места на карте, не хватит места даже в самых монументальных трудах. Неудивительно, что моя книга объемная.


В самих названиях этой Земли заложен особый смысл.
Почему-то именно эту Землю Бог обетовал своему народу, и ее называют Обетованной.


Почему-то именно она — центр трех монотеистических религий: иудаизма, христианства и ислама, и ее называют Святой.


Почему-то именно на этой Земле Бог говорил с людьми через пророков и псалмопевцев, и ее называют Божественной.


Даже в самом слове Израиль заложено особое отношение к Всевышнему: в переводе Израиль значит «богоборец».


И в этом слове уже заложена основа расхождения с мусульманскими соседями: ислам в переводе значит «покорность».


Глубокий смысл заложен и в том, что менялись названия этой Земли: когда народ Израиля был из нее изгнан, другие народы называли эту Землю по- разному.
За две тысячи лет, пока евреи были в изгнании, на этой Земле не было ни одного государства — только провинции больших держав. Будто Земля хранила верность своему народу. Но и народ Израиля, живя в других странах, хранил верность своей Земле.


И точно так, как четыре тысячи лет назад праотец Авраам услышал зов: «<...> Пойди из земли твоей <...> из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе» {Быт. 12:1) и пошел в Землю Обетованную, так и в XX веке его потомки более чем из ста стран мира встали и пошли на эту Землю, чтобы снова стать народом Израиля.


Народ вернул Земле, ее городам, поселкам и деревням прежние библейские названия.


К народу вернулись библейские имена.
Народ на Земле Израиля вновь заговорил на библейском языке.


Я, Марина Фельдман, родившаяся в семье рабочего в Киеве, 20 лет назад сделала свой выбор: встала и пошла на Землю Израиля. Мои бабушка и дедушка говорили на идише и умели молиться, мама с папой идиш понимали, но не говорили на нем и молиться уже не умели. Я принадлежу к поколению, для которого этот язык стал чужим, а молитвы — пережитком суеверий. Я не знала истории своего народа, Земля Израиля была для меня далекой и незнакомой. И все же...


Хасидская легенда рассказывает, что, когда Баал Шем-Тов видел беду, грозившую евреям, он всегда шел в одно и то же место в лесу, зажигал там огонь и читал особую молитву. И беда проходила стороной. Позже его ученик Магид из Межерича, видя надвигавшуюся беду, приходил в лес на то же место и говорил: «Создатель, я не знаю, как разжечь огонь, но я еще умею прочитать молитву». И беда проходила стороной. Еще позднее Моше-Лейб из Сасова, чтобы спасти свой народ, отправлялся в лес и говорил: «Я не знаю, как разжечь огонь, той молитвы я тоже не знаю, но знаю то место в лесу, и этого должно быть достаточно». И беда проходила стороной. Затем пришлось отводить беду Исраэлю из Рижина. Сидя в своем кресле, он обхватил голову руками и сказал, обращаясь к Богу: «Я не знаю, как разжечь огонь, не знаю той молитвы, даже не могу отыскать в лесу то место. Единственно, что я могу сделать,— пересказать эту историю, и этого должно быть достаточно». И беда прошла стороной.


Мне было дано прийти на Землю Израиля и написать эту книгу. Но путь к ней был долгим. Придя на 3емлю Израиля, я не только переместилась в пространстве. Менялось все: язык, окружение, понятия. Земля показалась более жесткой и сухой, небо — более близким. Когда я начала путешествовать по ней, разочаровала малость расстояний, убогость гробниц, отсутствие знаменитых шедевров. Oни были в Италии, Лондоне, Париже, и мне непременно хотелось увидеть их там, в подлинниках. Америка интересовала меня меньше, но и проехать мимо тоже нельзя было.


Мои друзья возили меня по Штатам и с гордостью показывали самые высокие здания в мире, объясняли, что в лифт одновременно могут войти столько-то человек, на мосту может поместиться столько-то машин, а на строительство ушло столько-то стекла и бетона и что стоило оно столько-то долларов. Страна неисчерпаемых возможностей, где без конца надо смотреть вверх, может исчезнуть от сильного землетрясения. И что останется?


Европа была знакомой. Знаменитые картины изображали библейскую историю, а к реликвиям со Святой Земли тянулись толпы народа. Рождественские, Преображенские, Благовещенские церкви были переполнены молящимися и туристами. Но откуда же все это начиналось?


Когда на Земле Израиля смотришь вверх, видишь небо, не закрытое высотными домами. Когда смотришь вниз, слой за слоем, словно листая страницы прошлого, приближаешься к истокам, до которых почему-то важно дойти. Хочется знать, где был положен краеугольный камень мироздания, где стоял Храм, в каком месте родился Иисус и где звучали его проповеди. Стихийные бедствия, войны и просто время разрушили многое, но Земля прячет в себе обломки священной истории. Случайно ли археологию начинали верующие люди? С Библией в руках они шли к упомянутым в ней местам и ... находили описанные дворцы, статуи, города. А следом за археологами приходим мы, и нас вдруг пронизывает ощущение, что, хотя Благовещенских церквей в мире тысячи, подлинная церковь одна — в Назарете. И хотя Рождественских церквей тысячи, подлинная церковь одна — в Вифлееме. И что такие же камни из древней иерусалимской мостовой, которые хранятся под стеклом в Риме, — у нас здесь под ногами. И что мы у истоков.


Мне захотелось поделиться этим открытием с другими. Рассказать об этой Земле. Если бы я готова была удовлетвориться простым перечислением мест и кратким их описанием, достаточно было бы перевести на русский язык любой из десятков путеводителей на разных языках. Я не пошла по этому пути.


У таких евреев, как я, отняли историю и прошлое, прервали связь времен, и потеря казалась невосполнимой. Шаг за шагом я продвигалась вглубь, терпеливо объясняя себе и моим читателям, что это за Земля, почему тут все не так просто. Здесь, на этой Земле, вершилась библейская история, здесь начался диалог Бога с человеком, а поскольку диалог этот вечен, то и Земля эта вечна. Я горячо надеюсь, что эта книга поможет читателю, как помогла она и мне, понять и обрести эту обетованную нам Землю.

© ООО Турфирма "Цфат" 2002-2011 г.
Все права защищены
Назад