ПРИБРЕЖНАЯ РАВНИНА

Прибрежная равнина начинается на севере узкой полоской шириной в четыре км возле мыса Рош ха-Никра и кончается на юге долиной шириной почти в 40 км в Негеве. С востока равнина закрыта горами Галилеи, Кармела, Самарии, Иудеи и холмами Шфелы. На западе Прибрежную равнину омывает Средиземное море.


С древнейших времен через морские границы Эрец-Исраэль проникали в страну разные захватчики. Они высаживались на берегах Эрец-Исраэль, основывали на них колонии и города, такие, как Яффа, Ашдод, Ашкелон, Газа, Акко и др. Именно поэтому во все эпохи побережье было подвержено влиянию других культур больше, чем остальные районы страны.


В древности на побережье были ханаанские укрепленные города. Ханаанеев сменили филистимляне (на юге) и финикийцы (на севере). Придя в Землю Обетованную, евреи так и не покорили прибрежные города, за исключением определенных периодов (X-VIII вв. до н.э.).


Более интенсивное заселение евреями побережья началось во времена Второго Храма, после возвращения из вавилонского плена, когда в стране уже правили персы. Но основное влияние в прибрежных городах оставалось за финикийцами, а при греках приморские города очень быстро превращаются в полисы (города-государства). Жители этих городов проявили особую ненависть к евреям, восставшим под предводительством Маккавеев, и выступили против них. Но Маккавеи завоевали почти все приморские города.


Когда страну захватили римляне (63 г. до н.э.), они в первую очередь заняли все эти города и вернули им отнятый Маккавеями статус городов-полисов. Они опять стали надежным оплотом в борьбе с «варварами-евреями». Кесария стала вторым по значению городом после Иерусалима.


Во время Иудейской войны жители приморских городов учинили над повстанцами жестокую расправу.


Возможно, поэтому наши мудрецы исключили многие приморские города из пределов Святой Земли, и умерших хоронили в горах. Вот почему в приморских городах почти нет древних еврейских кладбищ.


Завоевания крестоносцев завершились только со взятием прибрежных городов.


С приходом мусульман все прибрежные города были разрушены: мусульмане боялись, что крестоносцы вернутся морем и вновь укрепятся в них.


Сельское население постепенно ушло из прибрежных районов, перешедших во владение мусульман. Земли заболотились, мусульмане их не обрабатывали, и «горы мирровые», «холмы благовоний», «сады ореховые» и «грядки ароматов» из «Песни Песней» превратились в пустыню.


Во времена турок остававшиеся в некоторых местах Прибрежной равнины мелкие дубовые рощи были срублены, когда в начале XX в. потребовалось топливо для паровозов.


Об этих рощах у мусульман сохранилась легенда. Был человек, которому приходилось часто ездить рощей в долину. Ветви деревьев были настолько густыми и развесистыми, что всякий раз он пригибался, чтобы они его не исцарапали.


Состарившись, человек ослеп и много лет никуда не выезжал из своей деревни. Однажды он попросил внука взять его с собой в долину. По дороге слепой старик все время пригибался и на вопрос внука, зачем он это делает, ответил, что боится, как бы густые ветви не разодрали ему лицо. «Дедушка,– рассмеялся внук,– прошли те времена, когда здесь были рощи».


Люди не селились в Прибрежной равнине из-за песков и болот, путники боялись здесь проезжать из-за разбойников. В одной из газет XIX в. было написано: «Весь район не обрабатывается и кишит бандитами <...>, везде мертвая пустыня – ни домов, ни людей <...>. В Ум-Халеде (сегодняшняя Нетания – М.Ф.) на этой неделе произошло столкновение между феллахами и бедуинами».


К концу XIX в. евреи начали покупать эти песчаные и заболоченные земли, поскольку им не продавали других. Так появились первые еврейские поселения: Петах-Тиква, Хадера и Кфар-Сабба, общее население которых составляло несколько сот человек. У каждого поселения есть своя история, свой долгий путь, усеянный могилами, отчаянием и поражениями. И у каждого свои герои. Посматривая на поселенцев, палестинские арабы называли их одержимыми «сынами смерти», которые пришли разбить свои палатки на краю болота, в рассадниках лихорадки, в земле, забытой Богом и людьми. «Сыны смерти» первым делом выкапывали колодцы. Всеми правдами и неправдами они пытались получить разрешение от турецких властей на строительство домов. Хотели приступить к обработке земли. Но болота не отступали, а к концу лета начиналась эпидемия малярии, и не было почти ни одного человека, который не переболел бы ею. Евреи считали, что эвкалипты спасут их от губительного действия болот, и в конце XIX в. обратились к Эдмонду де Ротшильду. Он тут же закупил в Австралии миллион саженцев эвкалиптов. Их сажали, стоя по колено в воде. Деревья принялись, но болота продолжали косить поселенцев малярией. Поселенцы вторично обратились к барону, и он прислал в Прибрежную равнину специалистов, которые решили, что осушить болота можно, только пробив речкам дорогу в море, как это было в древние времена. Еврейские поселенцы углубили русла рек, проложили каналы, и речки достигли Средиземного моря. За несколько лет земли на побережье стали плодородными, а еврейские поселенцы создали невиданную до сих пор систему орошения и начали применять удобрения. В начале XX в. после двухтысячелетнего изгнания на побережье закладывается первый еврейский город – Тель-Авив.


В двадцатые годы нашего века, во времена британского мандата, одно за другим были созданы сельскохозяйственные  поселения:  Ра'анана,  Рамат  ха- Шарон,  Биньямина,  Герцлия,  Тель-Монд,  Нетания,  Пардес-Ханна. Возле Хадеры восстанавливают Ган-Шмуэль и Каркур, построенные еще при турках и разрушенные во время Первой мировой войны. Во всех этих поселениях выращивали в основном цитрусовые.


Выращивание цитрусовых достигло расцвета между двумя мировыми войнами. «Апельсиновая лихорадка» захватывала все новые еврейские поселения. «Оранжевое золото» давало неплохой доход и стимулировало быстрый рост населения в Прибрежной равнине. В 1936 году, считающемся рекордным, вывоз цитрусовых дал около 70 % всех доходов страны от экспорта. Но с началом Второй мировой войны закрылись торговые пути, и экспорт цитрусовых прекратился. В поисках выхода из создавшегося положения еврейские поселенцы, начав постепенную «перестройку», освоили другие отрасли. Через многие поселения Прибрежной равнины проходили шоссе и железная дорога Хайфа – Тель-Авив. Соответственно начали открываться бензоколонки, гаражи, буфеты, ресторанчики, и целый ряд поселений превратился в торговые центры. Появились и военные заводы.


Во время Войны за Независимость на побережье было три фронта: Южный сдерживал наступление египетской армии; Северный давал отпор арабам Западной Галилеи, ливанской армии и силам арабской Армии спасения; Центральный противостоял иракским войскам. Израильтянам удалось выстоять, и вся Прибрежная равнина, за исключением сектора Газы, отошла к Израилю. После заключения договора с Иорданией о прекращении огня и до 1967 г. вдоль всей равнины проходила временная граница.


На юге рядом с сектором Газы были заложены новые города Ашдод и Ашкелон, а также порт в Ашдоде. Прибрежная равнина стала одним из самых важных мест абсорбции во время массовой алии. Число жителей в равнине возросло более чем в 12 раз. Сегодня в Прибрежной равнине есть разнообразные типы поселений: сельскохозяйственные, городского типа, промышленные города, курорты.


Прибрежная равнина – пример преобразования совершенно запущенного района страны в наиболее развитый и густонаселенный.

© ООО Турфирма "Цфат" 2002-2011 г.
Все права защищены
Назад